В России лишь половина пациентов с раком почки получают новые препараты

{"type":"MBR_ENVIRONMENT"}

В мире благодаря применению современных лекарств существенно увеличилась продолжительность жизни пациентов с раком почки. В России такую лекарственную терапию получали лишь 54% участников исследования, проведенного в восьми медцентрах. Эти данные прозвучали на международном симпозиуме «Рак почки» в Санкт-Петербурге.

На форуме отмечено, что рак почки занимает первое место в России по темпам роста заболеваемости. В 2018 г. выявлено более 23,1 тыс. новых случаев, показатель заболеваемости в стране составляет 10,35 случая на 100 тыс. населения, сообщил заместитель гендиректора НМИЦ радиологии Борис Алексеев. По его словам, прирост показателя заболеваемости за 10 лет составил 42,5%, среднегодовой – 3,45%. «Рак почки стабильно входит в первую пятерку злокачественных образований в России», – цитирует эксперта «Ъ».

Борис Алексеев сообщил также, что сегодня на онкологическом учете в РФ состоят 177,7 тыс. больных раком почки, 100 770 наблюдаются более пяти лет (56,7%). Показатель смертности составляет 3,12 на 100 тыс. населения, в 2017 г. от этого заболевания умерли почти 8,4 тыс. пациентов. За 10 лет показатель смертности уменьшился на 15,5%. По мнению эксперта, прирост связан с увеличением выявляемости болезни.

Наиболее высокие показатели заболеваемости – в Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах, наименьший — в Северо-Кавказском.

Пятилетняя выживаемость пациентов с таким диагнозом в мире составляет 74%, для других опухолей нет такого реального увеличения продолжительности жизни, отметил директор Бюро по изучению рака почки, директор Российского общества клинической онкологии Илья Тимофеев. «Связано это с внедрением современного лекарственного лечения: за последние десять лет зарегистрировано более десяти новых наименований, соответственно увеличилось число линий терапии. Мы надеемся, что прогресс в лекарственном лечении, которое мы видим в мире, будет реализован и в России: через образование, через клинические рекомендации и через доступ к препаратам в списке ЖНВЛП», – заявил он.

Однако пока российские врачи используют возможности лекарственной терапии неактивно, об этом говорят результаты начавшегося в 2015 г. исследования RENSUR3. Завотделом лекарственного лечения опухолей Ростовского научно-исследовательского онкологического института Любовь Владимирова отметила, что лекарственная терапия проводилась лишь 54% пациентов, принявших участие в проекте, при этом пациенты старше 65 лет получали ее реже, чем более молодые – только 44%. Хирургическое лечение получили 72% пациентов. Из всех больных, кому проводилось лекарственное лечение, 71,1% получали только одну линию терапии, две линии попробовали 24,4%, три – 2,9%, четыре – 1% пациентов. Таргетную терапию получали 52,1%. Эксперт объяснила ситуацию с терапией особенностями локальной практики, предпочтением тех или иных препаратов или обеспеченностью ими, покрытием лекарственной терапии страховкой.

Илья Тимофеев видит причины такой ситуации в проблемах с финансированием – региональным и федеральным. «Сейчас у нас почти все препараты зарегистрированы, они практически те же, что и на Западе, то есть государство признало их эффективность, но пользуемся мы этими новыми препаратами только в 50% случаев»,— сказал он.

Между тем продолжительность жизни пациентов, получивших терапию, выше, чем у тех, кому лекарства не выписывались (общая выживаемость 15,1 месяца против 6,9 месяца), так же, как и у пациентов, получивших вторую линию терапии по сравнению с пациентами, прошедшими только первую (18,4 месяца против 10,9 месяца). «Показатели общей выживаемости являются неудовлетворительными, что можно объяснить назначением лекарственных препаратов только половине пациентов, низкой частотой применения таргетных препаратов, редким назначением таргетной терапии во второй и последующих линиях при прогрессировании болезни», – говорится в исследовании.

Отмечено, что в Австрии, где пациенты получали до восьми линий терапии современными препаратами, общая выживаемость составила 44 месяца.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //