Как от одной коровы 100 телят получить

{"type":"MBR_ENVIRONMENT"}

С одной стороны — гигантский кролик размером с собаку, с другой — диковинная овца со стрижкой под шарпея. Таких диковин на выставке «АгроФарм-2020», которая открылась во вторник на ВДНХ ЭКСПО, предостаточно. Недаром посетители этого масштабного сельскохозяйственного форума активно селфятся на фоне забавных зверушек.

Но сами участники выставки приехали в Москву из 30 стран мира, конечно, не потехи ради. Их задача — продемонстрировать самые современные технологии ведения сельского хозяйства. Приятно, что в ряды самых передовых попали более 50 хозяйств и аграрных предприятий Московской области.

фото: pixabay.com

Диковинки из Подмосковья

Вот и Лада Кирисенко из подмосковного Королёва, демонстрирующая стрижку гигантского кролика, готова с любым и каждым поделиться на своем семинаре секретами разведения этих забавных и, как оказалось, весьма прибыльных зверьков — только с одной особи можно настричь до 1,5 кг пуха.

Чаще всего посетители спрашивают Ладу, можно ли держать ангорских кроликов в квартире, чем их кормить и нужно ли делать им прививки. Можно, конечно, сначала и в квартире, отвечает женщина, сама она тоже начинала свое дело с трех животных, но если заниматься этим бизнесом серьезно, то придется строить ферму. Лада 8 лет назад основала арт-ферму Rusangora, где не только выращивает животных, но также производит пряжу и одежду из ангорского пуха, в том числе термобелье для недоношенных детей.

Неменьший интерес, чем кролики, у посетителей выставки вызывают козы. Молочную породу мурсиано-гранадина из Испании представили фермеры, мать и дочь Елена и Владислава, из Мытищинского городского округа. А индийских коз породы гулаби в своем личном подсобном хозяйстве выращивает Полина Андрюшина. «Гулаби» переводится как «розовый», такое название порода получила за нежно-розовый цвет кожи. И вообще, по мнению фермера, ее козочки очень изящные, не «кабанеют» от изобилия кормов.

У нас нет мясных направлений, у гулаби все идет в молоко, но для того чтобы животные давали максимальные удои в нашем климате, пришлось вырастить три поколения восточных коз на подмосковной земле, говорит Андрюшина.

Рынок и конкуренция

«АгроФарм-2020» — это крупнейшая в нашей стране отраслевая выставка, где подмосковные аграрии демонстрируют современные технологии в животноводстве и племенном деле. Главный акцент сделан на использование цифровых технологий в отрасли и новые формы поддержки животноводства в регионе.

Но на выставке можно встретить не только узких специалистов, а и обычных посетителей, которые занимаются выращиванием домашних животных у себя на даче. Для чайников даже организовали «Школу фермеров», где эксперты делятся своим опытом с теми, кто хочет создать свое дело.

«Мы за свободный рынок и честную конкуренцию», — сообщил министр сельского хозяйства и продовольствия Московской области Андрей Разин. Он также рассказал журналистам, что в ближайшие пять лет сельскохозяйственная отрасль в Подмосковье будет развиваться за счет внедрения новых технологий и приближения производств к центрам сбыта.

Прошлый год был прорывным для молочной отрасли Подмосковья. Появились такие современные, инновационные молочные хозяйства, как, например, «Емельяновка» и «Сосновка», где удои составляют порядка 10–15 тонн молока в год от одной коровы, и этим уже никого не удивишь. Однако молочная отрасль пока что не полностью обеспечивает нужды населения в этом важном продукте. Что нам в этом мешает, «МК» рассказал первый зам. генерального директора АО «Московское» по племенной работе» Александр Ермилов.


фото: Елена Березина
Экзотического вида петух заглушал своим криком деловые переговоры.

Молочные реки

«Нашему предприятию в этом году исполнится 63 года. Сначала это была Ногинская межрайонная станция по искусственному осеменению сельскохозяйственных животных, а сейчас это крупнейший производитель и поставщик семени крупного рогатого скота в нашей стране», — рассказывает Александр Ермилов.

После распада СССР Россия была вынуждена закупать высокопродуктивных животных за рубежом. Но это, во-первых, дорого, племенной скот стоит десятки тысяч евро, во-вторых, это опасно. Ермилов считает, что пока Россия получает семенной материал для животноводства и птицеводства из-за рубежа, до тех пор наша продовольственная безопасность будет находиться под угрозой. Обеспечить животноводов нашим качественным племенным материалом — это вопрос стратегического значения!

В год отечественные животноводы покупают примерно 9,3 млн доз семени. Чтобы было понятно, поясню. Если бык оплодотворяет корову естественным способом, то одна доза семени — это один теленок. С применением новых технологий из одного выброса семени можно получить хоть 100 доз, соответственно и телят!

Вообще научный прогресс идет в животноводство семимильными шагами. Еще четверть века назад средние надои от одной коровы в год равнялись 2600 кг, а сейчас уже и 10 000 никого не удивишь. В Подмосковье есть коровы-рекордсменки, которые дают до 18 000 кг молока в год. А мировой рекорд голштинской породы по надоям составляет 35 000! Рекордсменка живет в США.

На вопрос, почему у нас такой нет, Ермилов отвечает: как будем кормить, столько и надоим. С точки зрения генетики наши коровы ничем не хуже. А высокие надои достигаются только, когда генетика подкреплена сбалансированным питанием и хорошим уходом.

На долю предприятия приходится до 14% рынка семенного материала, причем 20% семени поступает от быков-улучшателей. Так называют быков, чьи потомки показывают лучшие характеристики по продуктивности. Однако на предприятии своими показателями хоть и гордятся, но говорят: мы бы могли и больше хозяйств снабжать высококачественным семенным материалом, да правила, которые действуют сейчас на рынке, далеки от честных и конкурентных.

Более 37% доз семенного материала (3,5 млн доз) на отечественный рынок поступает из-за рубежа через фирмы-посредники, хотя это запрещено федеральным законом о племенном животноводстве. По закону продавать семенной материал имеют право только те предприятия, где быки непосредственно содержатся.

Александр Ермилов рассказывает, какие строжайшие меры предпринимаются со стороны ветконтроля в отношении «зарубежных» животных. Мало того что их тщательно обследуют до и после покупки, так они еще находятся несколько месяцев в карантине сначала до отправки к новому месту жительства, потом после уже прибытия. И только когда все анализы сданы, проверены, приезжает госкомиссия и составляет акт, что животное здорово и его можно пускать в стадо. Причем такие драконовские меры предосторожности касаются как государственных, так и частных предприятий. В том, что предосторожность никогда не бывает лишней, мы все сейчас убедились на примере коронавируса, который распространяется по всему миру из Китая.


фото: pixabay.com
Голштинская порода — самая высокопродуктивная в мире.

А между прочим, семя — это такой же биологический материал, как кровь, который может служить резервуаром для любой, самой страшной инфекции, например сибирской язвы, рядом с которой коронавирус покажется легким насморком. Спрашивается, как же так получается, что закон запрещает завозить семенной материал из-за рубежа, а он все равно завозится? Более того, там одна доза стоит на наши деньги 600–800 рублей, а у отечественных производителей — в 3–4 раза меньше. И ребенку ясно, что кто-то получает от всей этой «подзаконной» деятельности фирм-посредников нехилые откаты.

«Государство должно защищать своих производителей и заботиться о продуктовой безопасности, но пока мы этого в полной мере не ощущаем», — говорит Ермилов.

— А молоко при таких высоких надоях качественное?

— Да, по жирности и белку наши показатели даже выше зарубежных. У нас жирность — 4,25, белок — 3,3, а у них, соответственно — 3,7 и 3,0. Но чтобы получать такие надои, должен быть полный баланс кормов по белкам, жирам, углеводам и минеральным веществам.

— Наверно, нужна трава свежая?

— Ошибаетесь, в крупных животноводческих хозяйствах выпасом уже давно не занимаются. В течение года кормление одинаковое. Животных только выпускают на прогулку. Походили, размялись, вернулись в коровник, им дали монокорм — в этой кормосмеси содержится все, что требуется.

— Звучит тоскливо, ваши быки на таком же содержании?

— Гуляют по специальной галерее, в день примерно проходят 3–3,5 км, а вот в питании мы их балуем. Даем сахар, яйца, морковку — для них эти лакомства необходимы из-за высоких нагрузок на организм.

— За вредную работу?

— Можно и так сказать. У нас был случай, когда один бык даже умер от разрыва сердца, после того как отдал семя.

— А как вам удается заставлять быков производить в таком количестве семя? И вообще что нужно для того, чтобы бык «захотел»?

— Быки все разные — и по характеру, и по производительности. Один ручной, а у другого даже на клетке написано: «Имеет злой нрав». Лучше всего своих животных знают «бычники», которые за ними ухаживают, кормят, и «взяточники», которые следят за процессом эякуляции. Выброс семени называется «взятка» — отсюда и название профессии. Быки охотно идут на «взятку», потому что их к этому готовят, тщательно моют, дезинфицируют.

— А корова им нужна для правильного настроя?

— Нет, иногда ее роль выполняет чучело, иногда другой бык. Одним животным нужна длительная подготовка, у других все происходит очень быстро, и тут главное — уловить момент и не проворонить, когда будет выброс семени. Но вообще процесс очень трудоемкий и волнительный для всех. Ведь наши быки намного больше среднестатистических экземпляров — они весят больше тонны. Чтобы такая махина запрыгнула на другого быка или специальный манекен, нужна слаженность и высокий профессионализм специалистов.


фото: ru.wikipedia.org
Ангорского кролика еще называют городской овцой.

— Дорого стоят ваши быки?

— По-разному, самый дорогой бык по кличке Реквест обошелся в 72 000 евро. Но сейчас мы уже сами стали выращивать животных с отличными генетическими характеристиками. У нас даже закупают семенной материал за рубеж, пока только в страны СНГ. Но желающие есть и в Германии, и в Чехии.

— Что же мешает продавать в Европу?

— Опять же нужна помощь государства. Межгосударственный ветеринарный сертификат составлен без учета размеров нашей страны, и это служит серьезным препятствием для экспорта продукции. Например, если на территории РФ будет зафиксирован хотя бы один случай заболевания ящуром, и пусть даже это хозяйство находится на границе с Монголией, то у нас европейцы семенной материал не купят. Их ветслужба не позволит. Но где Монголия, а где мы? Мы за чистоту своих животных отвечаем головой и готовы пройти любую проверку, пусть их ветслужба аттестует нас. Но для этого наши государственные органы должны расстараться, отстаивать интересы своих производителей, как делает это в США Трамп. Пока что этого нет.

— Но сейчас так много говорится о поддержке отечественных сельхозпроизводителей, об импортозамещении — в чем состоит эта поддержка?

— На каждого быка мы получаем субсидии до 180 тыс. рублей в год. Учитывая, что одно животное нам обходится почти в 600–800 тысяч, это хорошее подспорье.

— А выгодно содержать высокопродуктивное стадо, ведь стоят такие животные дорого и корма, наверное, недешево?

— Сравните: корова обычной продуктивности доит 2600-3000 кг молока, а голштинская — 18 000. Одна в 6 раз продуктивнее другой, одна голштинка может заменить 6 низкопродуктивных животных. Значит, и места, и персонала для содержания высокопродуктивного стада нужно меньше.

— Недавно я прочла, что в подмосковных хозяйствах хотят на коров надевать виртуальные очки с 3D-проекцией и демонстрировать им альпийские луга, якобы это будет способствовать росту надоев.

— У нас в хозяйстве даже первотелки дают по 11 тонн молока и без всяких виртуальных очков. Хорошая генетика, уход, питание — вот что нужно животным, чтобы они давали высокие надои. То бишь «втирать очки» коровам никак не получится.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //