Как Шатура готовится к лесоторфяным пожарам

{"type":"MBR_ENVIRONMENT"}

Ранняя весна для московских садоводов — настоящий прилив адреналина. Уже сегодня можно в горшочках выращивать рассаду и надеяться на отменный урожай.

А вот для пожарных служб в подмосковной Шатуре малоснежная зима и раннее тепло — сплошная головная боль. Естественные и искусственные озера в округе водой заполнены только на 70% — чем тушить торфяники, если они вспыхнут при жаркой погоде? Ведь именно такую весну нам обещают синоптики.

Корреспондент «МК» побывал в этом городском округе на совещании по пожароопасному периоду. Участники говорили о проблемах и о том, что главная задача — не допустить массовых возгораний именно сейчас, ведь уже совсем скоро страна будет отмечать 75-летие Победы.

Фото: пресс-служба заместителя председателя правительства Московской области

Незадолго до начала пожароопасного сезона в городском округе Шатура сменился глава — им стал Алексей Артюхин (на фото). Казалось бы (учитывая аномальную зиму и не столь утешительные прогнозы по пожарам), коней на переправе не меняют. Пока примет дела, познакомится с оперативной обстановкой, руководителями служб…

Но торфяники для нового главы — дело привычное. Раньше он 6 лет возглавлял город Рошаль — в 30 км от Шатуры. Понятно, что там те же леса и немалые залежи торфа.

Есть еще одно обстоятельство, которое навсегда роднит нового главу округа с этим краем. Его дед и бабка в 1926 году приехали сюда на осушение торфяных болот. И ударно трудились на этом поприще. В кабинете главы на видном месте висит похвальный лист Лидии Петровне Прошиной (бабушке) от министра электростанций СССР Жимерина — как отличнику социалистического соревнования. Ей тогда был 21 год, и у нее в подчинении находилась бригада из 100 человек.

В общем, это потомственное. С той только разницей, что дед и бабка осушали шатурские болота, чтобы добывать торф для электростанции. А их внук эти болота, наоборот, обводняет.

Для Алексея Артюхина нынешний год с аномальной зимой как бы знаковый. Он должен подтвердить или опровергнуть правильность программы обводнения. «Москвичи массово поедут на дачи, начнут выбираться в леса, на природу. Наша задача — своевременно выявлять очаги возгораний и их ликвидировать. Если очаг не погасить в течение дня — уйдем с ним в зиму, это уже не раз проверено на практике».

Но заверяет, что 2010 и уж тем более 1972 годы (когда здесь полыхали самые сильные лесоторфяные пожары) не повторятся.

— Нами накоплен огромный опыт, — говорит глава. — Здесь собраны все структуры, лучшие силы: МЧС, Мособлпожспас, Центролесхоз… Налажено полное взаимодействие с Москвой. Губернатор Московской области поставил задачу быть, как говорится, в полной боевой готовности. Завершаем последние приготовления к началу пожароопасного сезона.

Если раньше сезон начинался в первомайские праздники — с массовым заездом дачников и туристов, то сейчас, учитывая особенности ранней весны, его решено открыть в первых числах апреля.

■ ■ ■

Что вселяет надежду, что беда пройдет стороной? Техническое перевооружение не идет ни в какое сравнение с предыдущими годами. 136 тысяч гектаров леса периодически мониторит воздушная разведка — самолеты, вертолеты, беспилотники. Современная наземная техника: болотоходы, квадроциклы, машины повышенной проходимости… В общем, XIX век с компьютеризацией и цифровизацией.

У района восемь видеокамер, которые стоят на вышках и охватывают всю лесную территорию — тысячи гектаров. Любой дымок в густой чаще определяется с точностью до 50 метров. Правда, нужна девятая видеокамера, т.к. недавно установленная восьмая охватывает очень большой массив. И из поселений Миршурон, Бакшеево и Рошаль передает координаты возгорания с погрешностью в 3 км. Пока найдешь очаг возгорания, там уже все сгорит. Кстати, огонь распространяется со скоростью курьерского поезда — 15 м/с.

Казалось бы, с таким арсеналом никаких ЧП здесь случиться не должно. Ведь программа обводнения торфяников, начатая в 2010-м, приблизила воду к торфяным полям. Вместо пяти (а бывало и 15) километров до водоема теперь 150–500 метров!

Есть, впрочем, одно «но», которое сильно беспокоит шатурских специалистов. В каналах и водоемах за зиму не накопилось достаточно воды, а без воды, как известно, ни туды и ни сюды.


Фото: riamo.ru

■ ■ ■

Как показывает многолетний опыт, пожары в восточной зоне Подмосковья приходят из соседних областей: Владимирской и Рязанской.

На совместном совещании правительств Москвы и МО было решено нынешней весной сформировать два «летучих отряда». Личный состав и технику (бульдозеры, краны, насосы, квадроциклы, пожарные рукава разных диаметров, тралы) району дает столица. Размещение людей (по 30 человек) и организация питания — за Шатурским районом.

Технику в район начнут перегонять со дня на день, она здесь будет ждать своего часа. А уже личный состав прибудет в «час Х» и будет здесь биться с огнем, сколько потребуется — неделю, месяц или хоть до зимы. Отряды укомплектованы по принципу вахтового метода. Они будут прокладывать дороги в труднодоступные места, ставить насосные станции и подавать воду силам пожарной охраны.

На совещании подчеркивалось, что «летучие отряды» — инициатива снизу, то есть от Шатуры. И что область и столица сразу поддержали это предложение.

Но на полную боеготовность выходит еще один пожарный «кулак»: областной аварийно-спасательный отряд, размещенный в соседнем Орехово-Зуевском районе. Это как резервная армия: она вступит в борьбу с огненной стихией, когда станет совсем тяжело. Это подразделение участвует в ликвидации всех техногенных аварий.

■ ■ ■

В среднем на майские праздники в район на природу приезжают 10–12 тыс. автомобилей из Москвы и области. Потенциально риск возникновения возгораний увеличивается на эти самые 10–12 тыс. раз. Патрулирование организовано по 103 маршрутам протяженностью 4 тыс. км. С начала апреля на патрулирование будет выходить 32 мобильные группы из МЧСников, ОВД, лесничеств и волонтеров.

На совещании отмечалось, что прямые запреты туристам по принципу «ты туда не ходи, ты сюда ходи» ни к чему хорошему не приводят. Некоторые воспринимают запреты с точностью до наоборот, специально создают ситуации. Особое внимание уделяется противопожарной агитации.

Нынче решено запустить еще одну схему: патрулирование на машинах поручить в том числе самим… отдыхающим! Во-первых, у них транспорт. А во-вторых, такое доверие со стороны администрации округа должно мобилизовать гостей. И сами будут соблюдать порядок, и за соседними компаниями на лесной опушке присматривать.

Им перед заездом на природу будет выдаваться пошаговая инструкция — как действовать и куда сообщать о нарушениях. Здесь тема закрыта со всех сторон.

■ ■ ■

В силу того что сезон борьбы с пожарами здесь решено начать на месяц раньше, возникают определенные проблемы. Пожарные говорят, что в некоторых расчетах вместо 5–6 членов экипажа на машину осталось только по два. «Один заболеет, выйдет из строя — и машина уже никуда не поедет».

Самая большая проблема на сегодня — нехватка воды. Из-за малоснежной зимы искусственные и естественные водоемы не наполняются, нет должного уровня воды и в каналах, прорытых специально по программе обводнения. По сравнению с предыдущими сезонами дефицит воды составляет примерно 20–30%.

Это чувствуют даже сами жители города. Мне рассказывали, что в подвалах деревенских домов воды нет, хотя в это время она уже стоит. Уровень воды в деревенских колодцах тоже заметно упал.

В «час Х» воду для борьбы с торфяными пожарами решено брать из системы городского централизованного водоснабжения и даже из общественных деревенских колодцев. В период ЧС такие меры предусмотрены законом. И администрация городского округа заверила участников совещания, что такую «отмашку» даст, если задымится.

Также выясняется, что за зиму подъездные дороги к пожарным частям (в частности, в микрорайоне Северная Грива) совсем разбиты — в оставшиеся дни там нужно положить новый асфальт.

Что касается муниципальных дорог, то специалисты предлагают сделать разметку с обозначением парковок и проезда чисто для пожарных машин — чтобы не стоять в пробках.

У лесников свои проблемы: между жилыми домами в поселениях и лесом должна быть опаханная полоса шириной не меньше 10 метров без всякой растительности — пустошь.

Но ее нет. И тут ничего не поделаешь. По всем землеустроительным документам между лесом и поселком граница определена линией. Вот лес упирается в забор — и все вроде бы по закону. Частная собственность неприкосновенна.

А как же 10-метровая защитная опаханная полоса? Огонь может легко перекинуться на жилые строения… Такие нарушения уже выявлены в 53 местах. Эту проблему предстоит решить до 1 апреля.

Особо остро обсуждалась тема взаимоотношений в пожароопасный период между различными службами и зонами их ответственности. На сегодняшний день лучше всего инженерной техникой укомплектованы лесничества. Но они тушат только лесные пожары, и только в лесничествах. Их сотрудники сами признаются, что по возможности могли бы бороться с огнем на других территориях. Но служебные инструкции, ведомства… «Пока согласуется вопрос, все уже может сгореть: лучше все делать вместе, а уж потом выяснять — чья земля».

■ ■ ■

В общем, ситуация напряженная. Оно и понятно: то, что в прежние годы готовили к 1 мая, предстоит сделать на месяц раньше. «Когда пожары — знаешь что делать, а когда такое вот затишье, не знаешь, откуда ждать опасности».

На совещании делился опытом Виктор Шурупов, ветеран пожарной службы, который участвовал в тушении легендарных лесоторфяных пожаров в 1972 году — самых сильных за всю историю края, когда с огнем боролись и стар и млад. На борьбу со стихией в город ввели войска, сюда приезжал даже тогдашний министр обороны СССР Гречко.

Спрашиваю его, ветерана, в прямом смысле прошедшего огонь и воду: готова ли Шатура к нынешнему пожароопасному сезону?

— Судя по отчетам, готова, — отвечает Виктор Петрович. — Уже закрыты головные шлюзы, туда подкачана вода из озер. Нужно во что бы то ни стало удержать уровень до наступления жары…

Умудренный опытом пожарный говорит, что поведение грунтовых вод в районе предсказать невозможно. Еще в советские времена одно искусственное озеро глубиной два метра решили углубить до четырех. С тем расчетом, что запасов воды станет вдвое больше! Углубили — а вода взяла и ушла. Было двухметровое по глубине озеро, а остался четырехметровый котлован.

— Прошлой зимой вода в наших деревенских колодцах исчезла, — вспоминает он. — Мы были в панике. К счастью, потом она вернулась. Может, и на этот раз, если пойдут сильные дожди, водный баланс восстановится. Но ситуация сложная, риск есть, нужно быть готовым ко всему…

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //