Первый день работы подмосковных парикмахерских прошел нервно

{"type":"MBR_ENVIRONMENT"}

С 3 июня разрешили возобновить работу подмосковным предприятиям обслуживания в сфере красоты (парикмахерским, спа-салонам, соляриям и т.д.). Большинство владельцев заведений узнало о возможности открытия только 1 июня, и на подготовку к новому режиму работы у коллективов оставался всего один день.

Став одним из первых клиентов подмосковного салона красоты в его первый рабочий день после карантина, корреспондент «МК» испытал на себе все изменения в обслуживании.

Как и большинство женщин, я с нетерпением поджидала того радостного дня, когда нам вернут парикмахерские. И в среду с утра пораньше засела за телефон. Знакомая предупредила, что отныне в салонах принимают строго по предварительной записи, чтобы не допускать столпотворения.

В моем подмосковном поселке парикмахерских всего три. Первым делом звоню в салон, хозяйку которого знаю лично. Софья – не только владелица, но и мастер, работает на одном из двух кресел. Я уверена, что ее маленький салон откроется первым, ведь губернатор назвал обязательным условием небольшую (до 400 кв. м). площадь парикмахерских.

— Не откроюсь, — огорошивает меня она. – Ко мне же проход через офис сотового оператора, а это нельзя. Нужен отдельный вход с улицы. Требования Роспотребнадзора мне пока не по силам. А о готовности к их исполнению нужно сообщить в администрацию. Там целая куча бумажек и еще больше денег. Один очиститель воздуха 15 тысяч!

Оказывается, для того, чтобы открыться, салон обязан не только с запасом закупиться комплектами одноразовой одежды для сотрудников, перчатками, респираторами, дезинфицирующими средствами, но также приобрести бесконтактные термометры и рециркулятор воздуха. Цена такого прибора начинается от 9 тыс руб, термометры по 4 тыс руб, а их надо несколько.

Во втором салоне нашего поселка мне сообщают, что открылись, но принять меня смогут не раньше, чем через неделю.

— С учетом социальной дистанции больше двух мастеров в одном зале работать не могут, — поясняет администратор. – А к нам уже с 1 июня, как стало известно об открытии, запись пошла. Из Москвы едут!

В третьем салоне меня все же записывают, а заодно проводят целый инструктаж.

— Приходите, пожалуйста, точно ко времени. Если придете раньше, ожидать придется на улице, в фойе на диванчике сидеть теперь нельзя. А если опоздаете, не обижайтесь, что мастер вас не примет. Нам теперь предстоит после каждого клиента дезинфицировать кресла и все оборудование, с учетом этого времени все расписано по минутам.

Также мне напоминают, что явиться необходимо в маске и перчатках, а расплачиваться предпочтительнее картой.

— Если захотите мастеру дать на чай, — доверительно советует администратор, — лучше переводите через онлайн-банк. Не надо нам наличных под зеркалом, как раньше!


фото: Жанна Голубицкая

Администратор предупреждает меня, что одновременно со мной будет обслуживаться еще одна клиентка. Но я могу не волноваться: между нами будет соблюдено безопасное расстояние. В солярий «забежать между делом» теперь тоже не получится, надо записываться:

— С учетом дезинфекции и проветривания интервал между посетителями не менее получаса.

Эх, видно, не скоро еще мы в ожидании своей очереди вальяжно развалимся в фойе салона с журналом мод и чашечкой кофе!

Приехав в хорошо знакомый мне салон, я сначала даже его не узнаю. Попасть сюда теперь можно лишь через какой-то черный ход – боковую дверь в торце здания, куда, как в квесте, ведут многочисленные намалеванные от руки указатели.

Меня встречает администратор в клеенчатом халате, улыбаясь сквозь защитный экран на все лицо. Измеряет мне температуру бесконтактным градусником и жестом приглашает в непривычно пустой зал. Пол в нем теперь расчерчен на квадраты на манер шахматной доски. Я не сразу понимаю, что это границы безопасной дистанции между посетителями.

Мастер в респираторе усаживает меня в кресло, на столике передо мной, как и на всех остальных, санитайзер. Кроме нас в зале еще одна пара мастер-клиент.

— Поздравляю с открытием! – пытаюсь разговорить свою угрюмую мастерицу.

Я знакома с ней с «докоронавирусных» времен: тогда она слыла болтушкой, а сейчас явно без настроения.

— Ой, не знаю, – все же втягивается она в разговор, понизив голос, — есть ли, с чем поздравлять?! Хозяин теперь злой, у него же сеть салонов, всем закупил защитного оборудования, говорит, больше миллиона потратил! Денег у него нет, из-за этого и у нас условия работы изменились, мы теперь больше салону отдаем.

Причесывая меня, парикмахер делится, что коллектив салона узнал об открытии своего предприятия вечером 1 июня. А уже 2-го всех вызвали на «субботник»:

— Уборщица у нас всего одна, она бы сама не справилась. Поэтому все помогали. За один вторник выдраили все, пол расчертили, дезинфектанты всюду расставили. Собрание провели, предупредили, что проверка может быть под видом клиента. Предупредили, что с каждым незнакомым клиентом нужно быть осторожными. А знакомые к нам не спешат…

Мастер рассказывает, что накануне сама обзванивала своих постоянных клиентов, и выяснила, что верны они ей были только до пандемии.

— Одна говорит: «Ой, а я уже на дому покрасилась!» А другая вообще заявила, что за это время приспособилась сама все делать, что не хуже, чем в салоне. Думаю, что это еще и из экономии…

Если не фиксироваться на «маскхалатах» кудесниц красоты и распределении их по квадратам, в остальном обслуживание проходит, как обычно. Только предлагать клиентам чай-кофе теперь запрещено, только бутилированную воду. Да и свойственную салонам красоты атмосферу доверительного дамского воркования пандемия у нас отняла.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Кадры из открывшихся парикмахерских показали новую реальность

28 фото

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //