Игорь Соколов: «Возрождение промышленности неразрывно связано с наукой»

Игорь Соколов: «Возрождение промышленности неразрывно связано с наукой»
Игорь Соколов: «Возрождение промышленности неразрывно связано с наукой»

Созидание невозможно без творческой инициативы людей. Но рождение идеи — это лишь начало большого, трудного, но очень интересного пути. И важно, чтобы на всем его протяжении тебя сопровождали единомышленники — Команда!
2016 год для Научно-исследовательского института микроприборов имени Г. Я. Гуськова стал значимым этапом возрождения одного из старейших предприятий Зеленограда. Об этом рассказал корреспонденту газеты «Зеленоград сегодня» генеральный директор — генеральный конструктор Игорь Соколов.

2016 год для Научно-исследовательского института микроприборов имени Г. Я. Гуськова стал значимым этапом возрождения одного из старейших предприятий Зеленограда. ©Зеленоград сегодня, http://zelenograd-news.ru— Игорь Алексеевич, позвольте сначала о торжественном. В этом году по итогам работы предприятия за 2015 год вы стали победителем окружного конкурса «Директор года» среди руководителей организаций с количеством работающих до 250 человек и были помещены на доску почета как человек, внесший большой вклад в развитие Зеленограда. Для вас такое признание стало неожиданностью?
— Прежде всего, хочу сказать, что почетных наград мы добились всем коллективом. Это наша общая победа. Ведь победителей конкурса «Директор года» определяют не по личным качествам руководителя, а по итогам работы предприятия, которым он руководит. В условия конкурса заложены более 30 критериев, по которым комиссия определяет лучшие организации науки и промышленности в категориях «меньше 250 работающих» и «больше 250 работающих». Среди критериев такие, как средняя заработная плата сотрудников, общий объем выполненных работ и уплаченных налогов за год и др. В 2014 году мы заняли второе место, в 2015-м стали первыми среди предприятий с количеством работающих до 250 человек. В 2015 году институт хорошо поработал и выполнил все договорные обязательства перед заказчиками.

Название нашего института обязывает нас работать так, как учил Геннадий Яковлевич Гуськов. Многие сотрудники сегодняшнего института работали под началом Геннадия Яковлевича и помнят стиль его руководства. Своими идеями и энергией он заряжал весь коллектив НИИМП, начиная от руководителей высшего звена и заканчивая рядовыми инженерами. При этом высоко ценил и знал цену хорошему разработчику, так как сам прошел трудовой путь от простого рабочего до генерального конструктора космического приборостроения. Сорвать сроки выполнения работ без веских на то оснований было нельзя: слишком важна и значима была для страны разрабатываемая аппаратура, равной которой на тот период времени по техническим характеристикам не было в мире. Поэтому если намечался срыв сроков выполнения работ, то принимались все возможные меры для их выполнения: организовывался круглосуточный режим работы предприятия, необходимые сотрудники отзывались из плановых отпусков (где бы они ни находились на тот момент времени), разработчики постоянно присутствовали на рабочих местах вместе с регулировщиками аппаратуры и многое другое.

В этом году 25 сентября мы отметили 98-летие со дня рождения Геннадия Яковлевича. Вспоминая этого великого человека, мы вспоминаем и основные вехи и достижения НИИМП. В 1967 году Геннадий Яковлевич стал генеральным директором и генеральным конструктором НИИМП. В 1975 году на базе НИИМП, заводов «Компонент», «Микроприбор» и СЭМЗ было создано НПО «ЭЛАС», которое возглавил Геннадий Яковлевич. Под руководством Г. Я. Гуськова был создан целый ряд бортовых ЭВМ для систем управления космическими аппаратами. БЦВМ типа «Салют» и «Аргон» в 70-80-х годах прошлого века были оснащены ряд спутников, орбитальная станция «Мир», а также МТКС «Энергия-Буран». В последнее время можно слышать много дискуссий по поводу первенства в создании первых отечественных активных фазированных антенных решеток (АФАР). И лишь немногие знают, что в 1976 году под руководством Геннадия Яковлевича была разработана первая отечественная АФАР, на основе которой была построена система правительственной связи «Сургут» (в силу понятных обстоятельств информация по этой системе до определенного времени была закрыта). В этот же период времени была разработана не имеющая мировых аналогов оптико-электронная система космического мониторинга Земли.

Геннадий Яковлевич руководил работами по микроминиатюризации радиоэлектронной аппаратуры. Именно в НИИМП была разработана технология бескорпусных полиамидных микросборок, которая впоследствии получила широкое распространение по всей стране.
Огромное значение Геннадий Яковлевич уделял подготовке научных кадров. При НИИМП были организованы заочная аспирантура и диссертационный докторский совет по ряду уникальных специальностей. Геннадий Яковлевич был заведующим кафедрой систем, устройств и методов геокосмической физики МФТИ. Костяк разработчиков НИИМП составляли выпускники МИЭТа и МФТИ, которые со второй половины 4-го курса институтов (при 6-летнем обучении) проходили производственную практику в отраслевых лабораториях НИИМП. Студенты принимали самое непосредственное участие в текущих научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР) института и выполняли дипломные работы, которые по своему уровню зачастую соответствовали кандидатским диссертациям.

В перестроечные и постперестроечные времена ближайшие сподвижники Г. Я. Гуськова возглавили предприятия, которые образовались из НПО «ЭЛАС». Эффективная деятельность на протяжении всего этого времени оказалась по силам только тем предприятиям, которые сохранили уникальные производства и коллективы, а также поддерживали научную деятельность. И таким предприятием стал завод «Компонент», на основе которого Владимир Степанович Серегин, руководивший этим предприятием с 1980 года, смог воссоздать НПО «ЭЛАС» в 2009 году, сначала как объединение трех заводов, а спустя четыре года в состав объединения влился возрожденный Научно-исследовательский институт микроприборов, который теперь носит имя Г. Я. Гуськова.

На мой взгляд, нынешний год стал успешным завершением первого этапа возрождения института. Работать на предприятиях с такой историей, как «НИИМП им. Г. Я. Гуськова» и «ЭЛАС», — не только честь, но и большая ответственность каждого члена коллектива — от мэтров-разработчиков до молодых творческих людей. Поэтому высокая оценка, данная нашему институту, является хорошим стимулом для дальнейшей работы.
2016 год для Научно-исследовательского института микроприборов имени Г. Я. Гуськова стал значимым этапом возрождения одного из старейших предприятий Зеленограда. ©Зеленоград сегодня, http://zelenograd-news.ru

— Четыре года назад возрождение НИИМП и его вхождение в НПО «ЭЛАС» стало знаковым событием. Ожидалось, что, в отличие от многих возникающих сейчас практически на голом месте корпораций, объединение и входящие в него предприятия сделают качественный скачок и внесут значительный вклад в развитие радиоэлектроники нашей страны благодаря историческим и даже, позвольте назвать, «генетическим» связям. Оправдались ли эти ожидания? Заработала ли вновь та самая синергия, к достижению которой так стремился Геннадий Яковлевич Гуськов?
— Идея Геннадия Яковлевича Гуськова заключалась в концентрации в рамках одного объединения НИОКР и опытного производства. Замыслы Геннадия Яковлевича оказались настолько жизнеспособными, что спустя многие десятилетия мы практически ничего концептуально не поменяли в деятельности и сотрудничестве предприятий объединения. Просто адаптировались под современные системы проектирования, новые технологические процессы и производственное оборудование. При этом сохранили живую связь науки и производства, а также все технологические переделы предприятий (организацию и размещение технологических линеек, технологические циклы создания изделий). Таким образом, удалось оптимизировать весь процесс разработки, начиная от рабочей конструкторской документации и заканчивая изготовлением и испытаниями опытных образцов. В процессе разработки идет тесное взаимодействие разработчиков института и заводских сотрудников. Так, например, уже на стадии разработки конструкторская документация, до сдачи ее в архив предприятия, попадает к заводским технологам, которые адаптируют ее под имеющиеся технологические возможности завода, дают разработчикам обратную связь на предмет «можно сделать по этой документации или нет» и при необходимости дают рекомендации по корректировке документации. В окончательном виде от института на завод поступает уже адаптированная к заводским технологическим возможностям конструкторская документация. Второе важное взаимодействие между институтом и заводом на этапах создания новых образцов техники происходит уже на участках регулировки, где первые опытные образцы регулируют разработчики, отрабатывают инструкции по регулировке, технические условия, эксплуатационную документацию и др., а заводские коллеги при этом наблюдают и учатся. Конечно, рождение новых изделий — процесс сложный, и не всегда удается с первого раза договориться разработчикам и изготовителям. В течение этого процесса происходит много горячих споров и обсуждений. Но как разработчики, так и заводские специалисты знают, что в споре рождается истина, а конечная цель одна — выполнить своевременно договорные обязательства предприятий, не сорвать сроки поставки аппаратуры. Ну а дальше, если надо, то поступаем как и во времена НИИМП, руководимого Г. Я. Гуськовым: задерживаемся допоздна в будни, работаем по выходным, откладываем отпуска, организовываем трехсменную работу и др.

Главным достижением нашего института в 2014-2016 годах стало получение статуса головного исполнителя нескольких значимых ОКР. В основном наш институт привлекают как соисполнителя ОКР, выполняющего СЧ ОКР, что, естественно, отражается на финансовом состоянии предприятия. Так сложилось, что с соисполнителями рассчитываются, что называется, по остаточному принципу. То есть они первые выполняют свою часть заказа, а деньги за проделанную работу получают только тогда, когда «головники» полностью выполнят заказ. Я прочувствовал эту ситуацию на себе: институт так жил все эти годы. Но сейчас мы стремимся переломить ситуацию, зарекомендовать себя и выиграть несколько конкурсов в качестве основного подрядчика.

2016 год для Научно-исследовательского института микроприборов имени Г. Я. Гуськова стал значимым этапом возрождения одного из старейших предприятий Зеленограда. ©Зеленоград сегодня, http://zelenograd-news.ru— Игорь Алексеевич, напомните нашим читателям характер разработок вашего института, в какой сфере они применяются.
— Как и раньше, мы принимаем участие в разработках, проводимых во исполнение космических и оборонных программ нашей страны. Из значительных событий последнего времени можно отметить участие нашего института в международной программе «ЭКЗОМАРС». Так, на космическом аппарате в рамках миссии 2016 года разработка нашего института в настоящее время направляется к Марсу — это монохроматор-преселектор ближнего инфракрасного диапазона, предназначенный для исследования атмосферы и поверхности Марса с орбиты искусственного спутника Марса. Разработка проведена по техническому заданию Института космических исследований Российской академии наук. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить коллектив разработчиков нашего института во главе с главным конструктором этого изделия Юрием Константиновичем Калинниковым за успешно выполненную работу.

— Федеральный закон № 275 «О государственном оборонном заказе» жестко регламентирует качество и сроки работы, прохождение денег, права и обязанности головного исполнителя и соисполнителей. Некоторые эксперты утверждают, что нормально функционирующее предприятие просто не в состоянии выполнить все его требования.Игорь Соколов: «Возрождение промышленности неразрывно связано с наукой»©Зеленоград сегодня, http://zelenograd-news.ru
— Действительно, требования жесткие. И ответственность за их несоблюдение тоже. Я даже не про уголовную ответственность руководителя, в случае если обнаружится нецелевое использование средств и т.п. Рамки, в которые ставятся предприятия, не все могут соблюсти. Особенно это касается небольших частных компаний, у которых недостаточно собственных оборотных средств и которые с большим трудом кредитуются основными банками нашей страны, так как вкладывать деньги в высокие технологии, к сожалению, в нашей стране крайне невыгодное дело. А с мелкими банками, за исключением единичных, с учетом финансово-экономической ситуации, иметь дело — рискованное мероприятие (в последнее время каждую неделю ЦБ лишает лицензии какой-нибудь банк, и зачастую это банк из первой сотни рейтинга ЦБ). Мы делаем все возможное, чтобы в ответственных разработках перейти на отечественную комплектацию. Но столкнулись со значительными сложностями в процессе этого перехода. Сейчас все отечественные производители элементной базы требуют 80-100%-ного авансирования. А заказчики в рамках ФЗ № 275 предоплатой перечисляют только 40-50% авансов. Таким образом, необходимо найти еще порядка 50% из собственных средств, а взять их со специального счета, открытого в рамках конкретного заказа по ФЗ № 275, не представляется возможным. Но в ряде разработок нашего института стоимость комплектующих зачастую в 2-3 раза превышает стоимость самой разработки. Вот и приходится крутиться, и при этом не дай бог оказаться в черном списке недобросовестных поставщиков.

В нашем профессиональном сообществе уже ходит мнение, что на правительственном уровне есть понимание чрезмерной жесткости этого закона и в будущем предполагается смягчения некоторых его положений.

Но пока работаем в этих условиях. Тяжело, напряженно, но надеюсь, что и в дальнейшем институт будет своевременно и качественно выполнять все договорные обязательства с заказчиками.

— Сегодняшняя экономическая ситуация позволяет развиваться институту так, как планировалось, или задачи приходится адаптировать под условия?
— Я твердо убежден, что возрождение и развитие отечественной микроэлектроники и радиоэлектроники как одной из ее основных составляющих будет стоять на месте, пока не появится вновь министерство электронной и (или) радиопромышленности. Сейчас нет координатора, некому ставить задачи и формировать рынок. Показатели нашего института должны измеряться не только объемами выпускаемой продукции, но и нашим главным продуктом — мыслями, идеями, изобретениями, воплощенными в разработках. Но чтобы их реализовать самостоятельно, мы должны обладать более серьезной финансовой базой, чем может позволить себе небольшое частное предприятие. С другой стороны, мы постоянно слышим призывы правительства поддерживать малый и средний бизнес как перспективу развития экономики России. С моей точки зрения, сейчас созрели все объективные условия для такой поддержки. Просто нужно выработать простой и эффективный механизм такой поддержки — например, льготное кредитование предприятий высокотехнологичных отраслей (а не только сельскохозяйственных) с обязательствами предприятий по строгой отчетности за выделенные средства и выполненные заказы.

С прошлого года общий экономический климат изменился незначительно. Программа импортозамещения, которая напрямую влияет на нашу деятельность, перешла из разряда кампании в более осязаемое и востребованное русло. Но такие организации, как наш приборостроительный институт, по-прежнему находятся в зависимости от производителей элементной базы, от рынка.

Мировая практика показывает, что заниматься только разработками — заведомо убыточное дело. Даже пройдя все испытания и тесты, мы можем на последнем этапе проекта столкнуться с большими сложностями, не найдя более широкого рынка разработанной продукции просто в силу незнания потребности в этом виде изделия. А ведь это очень важно с точки зрения экономии средств государственного бюджета: зачем проводить заново дорогостоящую разработку, когда можно применить разработанное изделие, в крайнем случае незначительно переработанное и адаптированное под новый комплекс. Это происходит из-за отсутствия единого координирующего центра отрасли.

Многие производители элементной базы сейчас гонятся за нанометрами, тратят деньги на создание чистых комнат и т.п. Но никто не спрашивает у нас, главных покупателей их продукции, что нам действительно нужно. Разработанные нами приборы не требуют компонентной базы, которая применяется в смартфонах и подобных гаджетах. Я как разработчик и производитель приборов готов написать техническое задание, составить подробный перечень необходимых мне комплектующих. Ну что делать дальше? Ведь таких приборостроителей, как наш институт, — тысячи или даже больше по всей стране. Понимаете, нужно планирование, координация и тесная кооперация всех предприятий, работающих по какому-либо ответственному государственному заказу, будь то по линии Роскосмоса, Министерства обороны или другого ведомства. Этим раньше занималось министерство. А сейчас разработчики вынуждены самостоятельно решать задачи, которые раньше выполняли целые министерства. С моей точки зрения, это неправильно и в конечном счете нереализуемо!

— Когда научные организации и предприятия высоких технологий говорят о трудностях выживания в таких условиях, им рекомендуют заняться разработками и производством так называемых товаров двойного назначения.
Игорь Соколов: «Возрождение промышленности неразрывно связано с наукой»©Зеленоград сегодня, http://zelenograd-news.ru— Что конкретно мне разрабатывать, если вся наиболее востребованная рынком продукция уже разработана и воспроизведена Китаем в рамках их национальной программы с мощной поддержкой собственного правительства, в том числе и собственная электронная компонентная база и специализированные кристаллы, когда в одном кристалле реализовано, по существу, целое устройство, а стоимость такого кристалла при массовом производстве составляет единицы центов. Конкурировать в части этой продукции на открытом рынке по критерию «цена — качества» — заранее провальное дело, если только наше правительство не будет заинтересовано в этой продукции. Да, нашему объединению тоже предлагали заняться разработкой и производством смартфонов и планшетов, но инициативно и за свой счет. При этом не показав ни перспектив продаж, ни каких-либо гарантий рынка. Но мы — специализированные приборостроители. Ни одна крупная мировая компания, производящая гаджеты известных брендов, не возникла в результате перепрофилирования предприятия оборонной или космической отрасли. Там необходим совсем другой технический и финансово-экономический подход. Хотя роль личности в этом деле, конечно же, очень важна, и пример тому — Стив Джобс.

При этом мы прекрасно понимаем, как устроены современные смартфоны и на каких принципах они построены. Но и здесь, прежде чем решать такие прикладные задачи, необходимо решить основную задачу — разработку специализированной отечественной компонентной базы. А если строить новые смартфоны на основе имеющей зарубежной, то, во-первых специализированную никто не продаст, т.к. она, как правило, разработана по лицензионным соглашениям с ведущими мировыми производителями гаджетов (а если и продадут, то по таки-им ценам!). А во-вторых, если разработать подобное устройство на дискретных элементах («рассыпухе»), то массогабаритными характеристиками мы опять поразим все мировое сообщество.

Надо сказать, что уже более чем полувековой опыт разработки устройств и систем проводной и беспроводной связи нашего института позволяет быть нам, что называется, в теме всех современных цифровых технологий. Усовершенствование «цифры» и методов ее обработки в конечном счете приводит к таким общепонятным показателям любой системы связи, как улучшение качества связи при передаче и приеме речи, данных и видеоизображения на большие расстояния. В настоящее время, например, наш институт инициативно разрабатывает современную сеть связи с большими интеллектуальными возможностями и множеством адаптаций под сложные условия эксплуатации.

— Инициативно?
— Это значит, вкладываем свои деньги в разработку, испытания, производство опытных образцов.

— И ждете, пока этим прибором кто-нибудь заинтересуется и закажет партию или серию?
— Да. При этом имея крайне ограниченный рынок, практически его еще предстоит найти и завоевать после проведения испытаний. И здесь опять я возвращаюсь к необходимости воссоздания министерства электронной промышленности. Именно эта структура может и сформировать рынок, и обеспечить нас задачами. А ставить передо мной план через год придумать и освоить выпуск планшетов, утюгов или сковородок — это смешно.

— Но ваш институт разработал эндоскопический комплекс, который, по мнению экспертов, — один из лучших по технологии и видеоизображению в мире. До серийного выпуска так и не дошло пока?
— Действительно, работа над ним продолжается. Напомню, что он представляет собой миниатюрную капсулу, в которую встроена 3D-видеокамера, flash-память и, при необходимости, может быть встроен радиоканал. Проглоченная человеком, такая капсула проходит весь желудочно-кишечный тракт, включая тонкую кишку, которую невозможно рассмотреть традиционными методами гастроскопии.

Известные отечественные медицинские учреждения помогают нам в тестировании прибора, что необходимо для его легализации и получения соответствующих сертификатов. Так, например, один медицинский институт предложил нам совместное создание целого исследовательского центра, где наш прибор проходил бы тестирование, а заодно сравнение с традиционными методами диагностики. С удовольствием бы помогли, но крайне ограничены в настоящее время в свободных денежных средствах. Именно поэтому ищем сейчас зарубежные рынки для реализации этого продукта и видим заинтересованность в нем со стороны Китая, например.

Другое крупное медицинское учреждение заинтересовалось возможностями нашей разработки не только для выявления онкологического заболевания, но и для взятия пробы биоматериала для последующего исследования. Мне приходится отвечать: давайте разберемся с базовой конфигурацией, решим одну задачу, на которую уже потрачена значительная сумма из собственных средств. После этого можно подумать и над решением следующих задач. Вот все видят, что продукт востребован, перспективен и очень необходим для решения государственной задачи — сохранения здоровья нации! А денег для завершения начатого мы найти не можем. Парадокс!

— И при этом вы побеждаете в конкурсе «Директор года», где основными критериями являются стабильно высокий уровень заработной платы сотрудников предприятия, налоговые выплаты и другие подобные факторы. Как вам удается решать эти задачи?
— Пожалуй, вот именно то, что я могу поставить себе в заслуги как генеральный директор: создание прекрасной команды высококлассных специалистов и обеспечение их нормальной зарплатой. У нас нет текучки кадров. Постоянно приходят люди и предлагают взять их на работу. Видимо, «сарафанное радио» разносит информацию, что работать в НИИМП интересно, перспективно, а еще и приятно получать за это стабильную зарплату.

Но когда в одной команде собираются высококлассные профессионалы, каждый из которых — яркая личность и индивидуальность, то организовать из них сплоченный коллектив, работающий на общее дело, так чтобы они ради дела отложили личные амбиции, но при этом оставались творческими и инициативными разработчиками, — задача очень сложная! Ведь, как говорил Геннадий Яковлевич Гуськов, «умы не складываются». Конфликты в коллективе, конечно же, бывают, но в основном творческие, редко личностные. Но мы их не выпускаем за пределы предприятия, стараемся решать, а не «заминать» в пределах своей «кухни», на которой, в конечном счете, готовится продукция практически родными людьми, работающими бок о бок в течение многих лет и зачастую общающимися между собой чаще, чем с близкими в домашних условиях. Да-да, так много времени мы проводим на работе. Конечно, роль директора в решении человеческих проблем и конфликтных ситуаций значительная. Чтобы управлять коллективом творческих людей, таким как наш, необходимо, чтобы директор был выходцем из среды разработчиков и его уважали коллеги. Я очень благодарен своим коллегам за поддержку и понимание. Со многими из них я уже более 30 лет работаю вместе, начиная со знаменитого НИИМП, куда я пришел, будучи студентом 4-го курса МИЭТа, на производственную практику. Среди моих коллег есть те, кто рецензировал мои дипломную и кандидатскую работы, а впоследствии принимал меня на работу. Вот такая преемственность поколений у нас в НИИМП!

В конечном счете моя задача как генерального директора — обеспечить своих коллег стабильной работой и достойной зарплатой. И поверьте, делаю для этого все, что в моих силах. Просто не всегда получается, я ведь молодой директор — в ноябре этого года исполнится всего лишь 4 года, как я в этой должности.

— Насколько тесные контакты сейчас у вашего института с МИЭТом?
— В последнее время МИЭТ стал поставлять нам очень качественные молодые кадры. Берем талантливых и перспективных ребят из магистратуры. Прекрасные отношения у нас сложились с деканом факультета микроприборов и технической кибернетики (МПиТК) Алексеем Якуниным. Он развивает на своем факультете необходимые для института направления и специальности. Не менее тесные взаимоотношения мы поддерживаем с заведующим кафедрой вычислительной техники Алексеем Переверзевым.

Помимо традиционных совместных разработок с научными центрами университета, нашему институту очень интересны лекции их преподавателей. Сегодня в любой разработке не менее 50% составляет разработка программного обеспечения. Необходимо знать современные инструменты программирования и отладки. Меняются поколения вычислительных средств и аппаратуры очень быстро. Поэтому важнейшей задачей МИЭТа для нас и других предприятий электронной промышленности является передача самых современных знаний. У нас получается обратная связь. Целевые курсы, которые они сейчас читают, очень полезны для промышленности. Я с удовольствием туда направляю специалистов.

Во все времена НИИМП имел тесное взаимодействие с МИЭТом. Его преподаватели приходили сюда читать лекции. А часто сотрудников НИИМП приглашали в университете читать прикладные курсы или даже основные курсы. Это взаимодействие является важнейшим для нас. Когда я говорю «возродить НИИМП», это означает, прежде всего, восстановить связь с наукой, не допустить вакуума и разрыва.

Михаил Темнов, корреспондент «Зеленоград сегодня»

 

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //