Виталий Омельяновский: беспрецедентные деньги субъекты должны научиться осваивать

{"type":"MBR_ENVIRONMENT"}

Общественные выезды в регионы показали, что доступность медицинской помощи, в том числе лекарственной, в них совершенно разная. Об этом рассказала президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!» Ирина Боровова 31 июля на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня». 

«Недавно я побывала во Владивостоке. Там федеральные учреждения обеспечены препаратами практически полностью, у них нет «дыр», когда пациент не может получить препарат или диагностику и лечение. И рядом региональное учреждение, в котором эти проблемы есть. И объясняются они по-разному: тариф не вмещает все, что нужно по данному случаю, тариф не вмещает молекулярно-генетическое исследование, нет препарата, потому что не прошли полноценно торги… Я не знаю, с чем это связано, потому что по стране препарат стоит одинаково», – поделилась впечатлениями общественница.

Есть вопросы и по открывающимся в стране центрам амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). Федеральной онкопрограммой определено, что такие центры сделают онкопомощь доступной гражданам, в них будут ставиться диагнозы и назначаться лечение, особенно амбулаторное. «Но есть регионы, где организовать ЦАОП невероятно сложно из-за низкой транспортной доступности и плотности населения. А ЦАОП этот должен там быть, потому что онкологические пациенты там есть. Тут я даже не знаю, что бы я предложила…», – призналась Ирина Боровова.  

Она подчеркнула, что благодаря беспрецедентным вливаниям денег доступность препаратов в регионах заметно выросла. И это видят как представители пациентского сообщества, так и врачи. «Врачи констатируют, что есть возможность назначения необходимой терапии. В списки ЖНВЛП внесли баснословно дорогие препараты. Мы понимаем, что это огромный шаг к их доступности, свободной выписке в любом субъекте. Другое дело, что есть регионы косные. Можно разработать модель, в которой в этот тариф, спущенный Минздравом, поместить практически все. И по госгарантии пациент сможет получить любой препарат, даже не зарегистрированный в России. Но к нам идут жалобы на «горячую линию»: врачи и врачебные комиссии не удосужились проявить рвение, чтобы обеспечить пациентов», – возмущается президент пациентской ассоциации.

Процесс распределения денег и формирования тарифа многофакторный, высказался генеральный директор Центра экспертизы и контроля качества медицинской помощи Минздрава России Виталий Омельяновский: «Когда мы приходим в больницу, а больные говорят, что препарат не дали, надо узнать, а есть ли деньги в этом субъекте, доведены ли они до территориального фонда ОМС? Они стопроцентно есть. Вопрос в том, как региональная служба организует закупку препаратов, их распределение и т.д.».

Сегодня с федеральной стороны сделано очень многое, убежден эксперт: «Была просчитана колоссальная потребность в средствах на онкологию, исходя из клинических рекомендаций. Были просчитаны беспрецедентные деньги, которые сейчас пошли. Теперь субъекты должны научиться их осваивать – организовывать тендеры, закупать лекарства и доносить их до больных. Если раньше врачам говорили: «Не  выписывайте дорогостоящие препараты, денег нет», то сейчас ФОМС проводит работу с территориальными фондами, а Минздрав с региональными министерствами, чтобы выписывал те дорогостоящие препараты, на которые деньги выделены», – уточнил Виталий Омельяновский.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

//
// //